Категории раздела

Мои файлы [22]

Вход на сайт

Поиск

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 49

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Вторник, 28.01.2020, 06:06
Приветствую Вас Гость | RSS
"ЮЖАНКА"—информационно-равлекательный сайт
Главная | Регистрация | Вход
Каталог файлов


Главная » Файлы » Мои файлы

Я бы выучил казахский...
13.11.2011, 23:06
часть 3
Найман
18-04-08 13:05    
   
продолжение 3...


Жақсы сөз — жан азығы.
Хорошее слово — душе опора.
Казахская пословица

Осенью 1944 года я пошел во второй класс казахской средней школы. Русской школы в ближайшей окрестности не было. О немецкой школе — после тотальной депортации российских немцев в Сибирь и Казахстан — Даже мечтать воспрещалось. «Ничего, — утешал отец меня и себя. — Таблица умножения везде одинаковая. У всех народов дважды два — четыре. А знание других языков никогда не помеха». По первоначальным навыкам (родители занимались мною дома) я мог бы пойти и в четвертый класс, но был все еще слабоват по казахской части. Я уже многое понимал и сносно говорил, но некоторые казахские звуки — қ, ғ, ө, ұ, ү, ы, і, ә—упорно не давались, да и словарный запас был беден. К тому же сходу засорил язык ненормативной лексикой, от чего отвыкал очень трудно.
В познаниях казахского языка я сравнялся со своими сверстниками-казахами лишь в пятом классе, а по грамот¬ности и грамматике даже превзошел многих (не сочтите за хвастовство). Морфологические и синтаксические понятия {жіктеу, септеу, жалғау, жұрнақ, жай сөйлем, сабақтас, салалас, аралас, кұрмалас сөйлем и прочее) сами лезли мне в рот. И поныне с благодарностью вспоминаю первую мою учительницу Кульшару Касымову и учи¬тельницу по казахскому языку в 5-7 классах Мисалым Садыкову. Именно в этих классах формируется грамот¬ность по грамматике. (Я знаю казахских писателей, совершенно беспомощных по части грамматики, и этот пробел заметно отражается на их творчестве, при всем таланте и прочих достоинствах). Казахский язык все более естественно и активно входил в мою душу. Примерно с 8 класса повадился кропать стишки на казахском языке —беспомощные, спотыкливые, вымученные. Писал лесен¬кой, подражая Маяковскому и по незнанию ломая версификационные традиции. Что стишки мои никчемные, понял лишь студентом первого курса литфака и тотчас излечился от зуда рифмовать. Теперь радуюсь, что вовремя опомнился и не стал мучить ни себя, ни других.
Единственный орыс в нашем ауле (обычно говорили тогда: «представитель великого народа») по фамилии Пассажирцев, добродушный, бородатый увалень, с любопытством следил за моими успехами в казахском языке, но время от времени внушал мне, что казахский язык беден. И при этом укоризненно тряс кудлатой бородой. Сам он на русский лад произносил десятка два казахских слов, но был абсолютно уверен в своей правоте. «Почему беден? -— возражал я робко.- Ведь в нем столько слов, которых нет в русском языке». Для меня же в ту пору бедными были и немецкий, и русский, и казахский языки, ибо беден был сам. Я пытался что-то объяснить моему бородатому оппоненту, но тщетно. «Нет, не говори, Гера. Бедный язык, — упорствовал дядя Пассажирцев. — Вот у русских есть топор, топорик, топорище, а у казахов «балта» и все». Ввязаться с ним в дискуссию я тогда не мог: мало было аргументов. Да и кто станет дискутировать с пацаном.

* * *

А как ладно-складно, без запинки, образно и афори¬стично говорят (или говорили) простые аульные казахи. Нередко в рифму, речитативом, с аллитерационными фигурами, пересыпая беглую речь пословицами, поговор¬ками, устойчивыми фразеологическими выражениями и сравнениями, образными оборотами, живописно, не «тақ, тұқ», суконно, топорно, а с намеками, иносказательно. Заслушаешься! Поистине речь шешена-златоуста.
Школьником я упоенно повторял отрывок из драмы Габита Мусрепова:

Бір қарамас —
бір қараса,
қыз да көзін ала алмас,
Отпен ойнап,
күйсе өкінбес.
Іші күлсе — көзі жылап,
Қуанышын бip білдірмес
Қыздар-ай!..

Каков, однако, синтаксис! Каков склад речи! Это вам не обыденный воляпюк!
А сколько энергии, ярости, необузданной страсти в речитативах мятежного Махамбета:

Мен — мен едім, мен едім,
Мен Нарында жүргенде
Еңіреп жүрген ер едім.
Исатайдың барында
Екі тарлан бөpi едім,
Қай қазақтан кем едім?
Баp қазақпен тең едім.

Какой-то неукротимый поток раскаленных слов. Внутренняя энергия казахского поэтического слова сквозила даже в переводах с русского.
Вот известные строки Тараса Шевченко:

Ой, ты, доля, моя доля,
Никакой не чую.
Если доброй жалко, боже,
Дай хоть злую, злую.

Мне эти стихи кажутся несколько размягченными, смиренными, жалобными. А как они звучат по-казахски в переводе Касыма Аманжолова:

Сыбағам кайда, сыбағам,
Жоқ па, cipә, ешқандай.
Жақсылық менен аясаң,
Жамандық бер, я, Құдай!

Упруго, мускулисто, напористо, дерзко. Есть необъясни¬мая магия в казахском речестрое.
Таков склад характерной казахской устной речи.
Сколько таких примеров в казахских сказках, сказах, батырских дастанах, эпических поэмах, драмах на фольклорной основе! Россыпь жемчужин! Европейцу это почти недоступно.
Василий Васильевич Радлов (собственно Фридрих Вильгельм), знаток народной литературы тюркских племен, за восемьдесят лет до того, как я узнал казахов, верно заметил: «Киргизы отличаются от других своих сопле¬менников особенной ловкостью в выражениях и заме¬чательным красноречием».
В наше время это качество, это свойство казахской устной речи заметно обеднело, потускнело, стерлось. Но мне еще доводилось слушать настоящих виртуозов, мастеров подлинного красноречия, которые грациозно владели риторикой.
Редчайшие образцы шешенской речи (о том речь впереди) мы находим у казахских биев-златоустов. Я однажды сделал попытку передать колорит речестроя бия Айтеке на русском языке. Не могу сказать, что попытка получилась удачной, но намек на подобный речевой строй, думаю, все же есть.

* * *

Строптивый, язвительный старик Сеит-ходжа любит рассказывать мне, любознательному мальцу, сыну лекаря («лөктірдің баласы») разные байки и возбуждает мое любопытство.
«Эй, Кира, а у немцев бывают "nip " — покровители, защитники. Духи животных?»
Нет, мне такое слышать не доводилось. Спрошу у родителей.
«А у орысов?» — допытывается старик, ловко затачивая бруском литовку.
Тоже не слышал.
«А у казахов каждый вид домашнего животного имеет своего покровителя. Пір называется.
Запомни:

Қамбар ата — покровитель лошадей.
Ойсыл қара — покровитель верблюдов.
Зеңгі баба — покровитель крупного рогатого скота.
Шопан ата — покровитель овец.»

Рядом с любопытством взирал на нас наглый, драчли¬вый, бородатый козел.
«А у коз тоже есть покровитель?»
«Есть, — отвечает Сеит-ходжа. — Покровителя коз зовут Шек-шек ата».
«А у людей покровитель кто?»
«У всех людей покровитель один. Құдай!»
«Так разве? А я думал — Сталин».
«Э, брось, Кира, не пугай меня...»

* * *

Зайра-әже (бабушка) не расстается со своей отполиро¬ванной, потемневшей от времени прялкой-юлой (ұршық). Из одного кармана ее выцветшего камзола вечно торчит клок тщательно растеребленной шерсти — то овечьей, то вер¬блюжьей, из другого высовывается прялка-юла. И в шошале возле очага, и в гостях, и на лужайке перед домом, подстелив под собой шкурку, она крутит-крутит привычным движением свою миниатюрную прялку и тонкая шерстяная пряжа без устали накручивается на нее. Только что прялка была пуста, худа, а через некоторое время глядишь — пузата, округла, и ёже сворачивает, сматывает с нее клубок черной, серой, белой, пегой шерсти. Работает әже, как фокусник, и я зачарованно смотрю на ее ловкие, смуглые пальцы, между которыми вьется-тянется нескончаемая нить. Мой друг, Ойрат, на это священнодействие и не смотрит — привык, а мне любопытно. Прялка у моей мамы совсем другая, она крутит ее ногой, ритмично нажимая на деревянную педаль и вращая большое, как колесо, веретено и обеими руками сворачивая, накручивая на шпиндель нить.
Зайра-әже мне объясняет. Оказывается, жүн (шерсть) бывает разных видов:

Жабағы жүн — шерсть весенней стрижки.
Күзем жүн — шерсть осенней стрижки.
Өлі жүн — «мертвая» шерсть, когда животные линяют.
Биязы жүн — тонкая, нежная шерсть.
Ұяң жүн — шерсть без щетинок.
Мамық жүн — мягкая шерсть, пух.
Қылшық жүн ~ грубая, с шерстинками.

* * *

Вот градация, родственные связи поколений.
По-русски (по восходящей): сын — внук — правнук — праправнук, прапраправнук и т.д.
По-немецки: Sohn-Enkel-Urenkel-Ururenkel-Urururenkel usw.
По-казахски: бала — немере — шөбере — шөпшек — немене — туажат — жүрежат (седьмое поколение). Далее жұрағат (с этого поколения можно вступать в брачные отношения); до этого поколения брачные отношения строго возбраняются, ибо ведут к кровосмешению. У казахов — в отличие от многих народов, как европейских, так и азиатских, — это строгий генетический закон, нравствен¬ная основа развития и размножения народа. По научному это называется ЭКЗОГАМИЯ — запрет брачных отноше¬ний между членами родового объединения до седьмого поколения. Далее — жекжат, близкие отношения сватов. Затем — жамағат (миряне, общий народ). Не только познавательно, но и поучительно, не так ли? Такой порядок строго регламентирует родственные отношения.

* * *

Внук от сына — немере; внук от дочери — жиен. Городские казахи нередко путают эти понятия, подражая русским: все внуки, немере. С точки зрения казаха это некорректно. Кстати, племянник тоже жиен. Выходит, у внука от дочери и у племянника примерно равный обще¬ственно-социальный статус.

* * *

Сухопарый, козлинобородый старик Ергали имел обыкновение собирать аульную малышню и устраивать экзамен. А ну, скажи, как зовут отца? А деда? А прадеда? А прапрадеда?
И так до седьмого колена. Большинство моих сверстни¬ков-казахов отвечали без запинки. Экзаменовал Ергали-ата и меня. Я отвечал:
- Отец — Карл. Дед — Фридрих. Прадед — Хайнрих. Далее я не знал. Не знаю и поныне. Ергали-ата снисходи¬тельно гладил меня по голове:
— Э, жарайды. Для немца и этого достаточно.
Знание своих предков до седьмого колена для казахов свято. Мой друг Шотаман Уалихан, чингисид, знает своих предков — от Чингисхана до себя — в двадцать три поколения. Конечно, род его знатный, именитый, все зафик¬сировано в истории, летописи и в памяти народной. Но вдумайтесь: двадцать три поколения. У русских так глубоко в родословное древо вошел, кажется, один Пушкин. Другой мой знакомец, писатель и журналист, ныне покойный Балгабек Кыдырбекулы уверял меня, что знает своих предков аж до 34 колена. Уму непостижимо! Вот это экскурс в генетические дебри. Но я не удивляюсь: у казахов знание предков — культ.


   
   
Выделить сообщение
   
    Найман
18-04-08 13:04    
   
продолжение...


Was Hünschen nicht lernt, lernt
Hans nimmermehr
Что Гансик не выучил, тому
Ганс не научится.
Немецкая пословица

1941-й год. Война. Осень. Холод. Нужда. Неопреде¬ленность и страх. Мы, спецпереселенцы с Волги, живем сиротливо при медпункте в казахском ауле на берегу Есиля (Северный Казахстан).
Отец, фельдшер, обслуживает ближайшие населенные пункты. Мама обменивает свои городские «наряды», остатки былого благополучия, прихваченные при депорта¬ции, казашкам-соседям на молоко, пшено, ячмень, шерсть. Я играю с казашатами-сверстниками и запоми¬наю первые казахские слова: бар, жоқ, кел, бер, жүр, нан, айран, eт, aт... Иногда в рифму: жол — дорога, сиыр — корова, жүген — узда... Далее нечто непотребное, непечатное, доселе неслышанное. «Либер Гот!» — поражается мама. Отец поощряет мои старания. «Пригодится...» Меня учат все охотно и увлеченно. Все аулчане — от сорванца Аскера до подслеповатого дяди Тайшика — мои учителя.
Ежедневно хожу с солдатским котелком к соседям за молоком. Смешливые и приветливые сестры-погодки Кульшара и Кульбара Касымовы тоже учат меня казахским словам. Им это доставляет удовольствие. Они «крутят» мой язык и хохочут от души. Называют меня то «Гера», то «Кира», то «немыс-бала» и угощают сушеным кислым сыром и жареной на бараньем сале пшеницей. Ничего подобного на Волге не ел. Вскоре я узнаю, что молоко по-казахски - сүт, а из коровьего молока готовят «ағарған» — «белую пищу»: айран, қатық, қаймақ, бал каймақ, ақ қаймақ кілегей, белый иримчик, красный иримчик, койыртпақ, іркіт, сарысу, тасқорық, шалап, уыз, сірне, құрт, ежігей, сықпа, сүзбе; из кобыльего молока — қымыз, из верблюжьего; шұбат, қымыран, которых тоже бывает десятки видов.


Ни в русском, ни в немецком языках не подберешь для всех этих названий адеквата. Приходится прибегнуть к описательному, разъяснительному переводу. И это открытие поражает.
Начинаю вникать в смысл названий близлежащих аулов, входящих в радиус обслуживания моего отца. Как метко и поэтично! «Көктерек» — зеленый тополь. « Терең сай» — глубокий овраг. «Қаратал» — черная ива. «Жаңа жол» — новый путь. «Жаңа талап» — новое стремление, новая цель. «Өрнек» — узоры. «Алқа ағаш» — лес-ожерелье. «Ақ су» — беловодье. «Жаңа су» — новый источник. Видно, казахи — большие мастера по определению, характеристике местности. Точнее не скажешь. Точно и картинно! И мне это интересно.
Годы спустя я узнаю, что многие русские, по фонети¬ческому обличью, названия местности — на самом деле неузнаваемо искаженные казахские слова. Ганюшкино — оказывается, «Қан ішкен» (место побоища, где про¬ливалась кровь), а ущелье «Комиссар» на самом деле «Кім асар» (буквально: «Кто одолеет?»). И таких казусов окажется в Казахстане — пруд пруди.
Название старинных казахских поселений раскрывает их биографически сущностный признак: «Қара өткел» — черный брод; «Ақмешіт» — белая мечеть; «Ақмола» — белый холм, белая возвышенность; «Қарағанды» — караганник, заросли караганника; «Жезқазган» — медь копали; «Екібастуз» — «две головки соли»; «Ақтау» — белая гора; «Қаратау» — черная гора; «Алатау» — пестрые горы: «Көкшетау»—синие горы; «Алматау» — яблоневые горы; «Қызыл жар»— красный яр и т.д. Ничего случайного! Точно, образно, исчерпывающе.
Несколько десятилетий назад, когда Аральское море было еще в силе, красе и могуществе, я бывал в тех краях, и мне рассказывали о гряде островков, которые назывались «Қыз қашқан» («девушка сбежала»), «Қыз куған» («за девушкой погнались»), «Дамбал қалган» («штаны остались»). Целая картина. Пиши хоть повесть, хоть драму.
А какого смысла и красоты, значения и желания исполнены казахские собственные имена! Каждое имя — целый мир. Ну, какие имена были в немецких селах Поволжья? Сплошь и рядом: Иоганн, Иоганнес, Фриц, Петер, Вильгельм, Христьян, Хайнрих, Карл, Анна, Маг¬далина, Амалия, Маргарита, Виктория, Ольга... Конечно, как я потом узнаю, и эти христианские имена имеют свое значение, свой смысл. Но выбор-то совсем невелик, и случалось, в многодетной немецкой крестьянской семье одного звали Иоганн, другого Иоганнес, третьего — Ганс, одного — младший Фриц, другого — большой Фриц. Все собственные имена вертелись вокруг двух-трех десятков. Даже Рейнгольды и Рейнгарды, как слишком интелли¬гентные, городские, встречались не так уж часто.
А у казахов имен столько, сколько и слов. А, может, даже и больше, если учитывать заимствования из араб¬ского, персидского, монгольского, тюркского и других языков. Казахи неистощимы в придумывании имен для своих детей. Все учитывается: род, местность, время года, предки, какой-нибудь знаменательный случай, желание, мечта, намек, традиция, созвучие, благословение, житейская деталь, даже какой-нибудь казус. Все грани бытия, все проявления и параметры человеческой жизни, все аспекты нравственного и духовного бытования, все оттенки поэтического восприятия беспредельного мира, история собственная и заемная, вплоть до звуко¬подражания и инородных, иноязычных терминов, до сокращенных слов и аббревиатур, причудливых образо¬ваний — все, все находит отражение в казахских соб¬ственных именах. Казахская ономастика — удивительная, поразительная, увлекательная наука.
Если я начну приводить примеры, то моим запискам не будет конца... Тем более на тему казахской ономастики много писал профессор Телькожа Жанузаков. Блистатель¬ное эссе «У каждой эпохи свои имена» опубликовала несколько лет назад в «Казахстанской правде» Такура Жаксыбай. Разные справочные материалы о значении казахских имен можно найти в словарях. Будучи студентом, а позднее учителем, и я одно время сильно увлекался сбором казахских имен, собрал их в разных областях не¬сколько тысяч, систематизировал их, интересовался их этимологией, имел десятки корреспондентов, которые со всех сторон присылали мне списки имен родных и близких. Потом, став аспирантом, я узнал, что этим же более научно и серьезно занимается сотрудник Института языкознания Академии наук Казахской ССР Т. Жанузаков, к тому же мне почудилось, что тема эта беспредельна — все равно, что собирать все слова на свете, и я охладел к своему своеобразному хобби.
Чтобы не повторять известное, я ограничусь здесь лишь двумя-тремя случаями из моей личной практики во время сбора казахских имен.
В пору моего учительствования в районном центре Байкадам Джамбулской области я квартировал у вдовы по имени Кармеш. Я сразу записал это редчайшее (если не единственное) имя в свой фолиант и долго ломал голову: что оно означает, откуда пришло. Исчерпав свои познания по части этимологии, я обратился к носительнице этого имени. И она поведала его историю. Родилась она в 1925 году в глухомани. На шильдехану (праздник по случаю рождения ребенка) пригласили русского гармониста из со¬седнего села. Братишка-несмышленыш новорожденной с удивлением тыкал в гармонь и все спрашивал: «Бұл не?» («Что это?»). Взрослые отвечали: это гармонь, гармошка. «А-а, — возликовал мальчишка, — кармошке, кармеш* кармеш!» Это слово в устах любимца-мальца так обрадовало взрослых, что они тут же нарекли новорожден¬ную небывалым именем —- Кармеш. Вот и вся этимология! И вся история!
Другой случай. В начале 50-х годов у преподавателя казахской литературы нашей школы, большого оригинала и выдумщика, родилась девочка. До нее появились в семье на свет двое мальчиков. Первого назвали Бейбит (Мир), второго — Омир (Жизнь). Я был на той шильдехане и помню затянувшийся спор: какое же имя дать девочке. Неожиданный выход нашел сам отец. Бейнегуль! Да, да, Бейнегул («Подобная цветку»). Красиво, звучно и — главное — со смыслом. Сложилась первая строчка стихотворе¬ния: Бейбіт Өмір — Бейнегүл, то есть, Мирная Жизнь подобна цветку. Ну, не красиво ли? Имена трех детей аульного учителя сложились в картину мироздания, в философию: Мир и Жизнь подобны цветку. Неразрывное триединство!
Я уже не удивлялся тому, что у казахов встречаются имена: Коммунар, Съезд {Сиязбек), МТС, Лениншил, Колхозбек, Совхозбек, Социал, Коминтерн, Маскеубай (сын родился, когда отец ездил на ВДНХ в Москву, вот и Мэскеубай), Маркс, Энгельс, Октябрь, МЭЛС, Марэлс (Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин), Гегель, Идеал, Арарат, Гений, Меркурий, Генерал, Маршал, Берлин, Париж, Талант, Сунь-Ят-сен и т.д. и т.п.
Абдижамил Нурпеисов рассказывал мне, как в одном аральском колхозе в послевоенное время встретился ему мальчуган по имени... Сталин. Сидели как-то гости в какре (плоскокрышая мазанка) и вдруг слышат громкий вопль хозяйки: «Эй, Сталин, будь ты неладен! Куда ты прова¬лился, негодник?! Ох, задам тебе трепку! — Ста-лин-ай, ты что теленка отпустил? Он же все молоко выцедит! Ах, Сталин, Сталин, дурачок! Чтоб тебя...» Гости опешили, переглянулись. Усатый вождь был еще жив. И шутки с ним были плохи. Хоть и был он силен в языкознании, но в казахской ономастике разбирался слабовато. Придя в себя, гости посоветовали хозяевам срочно поменять имя своего непутевого отпрыска.
Но вот встретилось мне имя Полас, и я опять был в недоумении. Что сие означает? Выяснилось: сокращение первых букв от Пушкин, Островский, Лермонтов, Абай, Сабит. Родитель, как видно, был книголюб и грамотей.
Словом, форма образования имен у казахов безгранич¬на. Казахские имена отражают быт, эпоху, социальные потрясения и высшие человеческие идеалы.
Элементы этого феномена открылись мне в детском возрасте, когда я впервые очутился в казахском ауле, а поражают, удивляют меня до сих пор, когда я уже благополучно преодолел возраст Пророка.

* * *

И еще одно открытие моих детских лет: как поют в аулах! Самозабвенно, задушевно, охотно, подзадоривая, поддерживая, вдохновляя друг друга, восклицая: «Уа, де», «Ой, жаса», «Ай, дегенің-ай», «Ай, азамат». Песни раздольные, широко льющиеся, проникновенные, протяжные, то печальные, то ликующие. Не у всех есть голос, но поют все. Поют в одиночку, иногда попарно, втроем, даже хором — но в унисон. На Волге, в немецких селах, тоже охотно пели, но там культивировали многоголосье. Заранее, бывало, распределяли: ты ведешь первую партию, ты — вторишь, ты подпеваешь третьим голосом. Получалось удивительно многоцветно. А в аулах поют главным образом в унисон. Поют при каждом удобном случае и даже в одиночку, когда человек едет верхом или на телеге, пасет скот или прядет шерсть. Многие годы спустя прочту у Г.Н.Потанина, друга Чокана Валиханова, большого знатока казахской культуры: «Мне чудится, что вся казахская степь поет». А в школе заучиваю наизусть абаевские строки:

Туганда дүние ecігін ашады өлең,
Өлеңмен жер койнына кірер деген...

В переводе П. Карабина это звучит по-русски так:

Двери в мир открыла песня для тебя.
Песня провожала в землю прах, скорбя.

Об этом я узнаю позже. А пока в родном ауле я начинаю различать «Ләйлім шырақ», «Сырымбет», «Ақ сиса», «Қамажай», «Құлагер», «Ғалия», «Қаракесек», «Паровоз». В смысл, в слова этих песен не вникаю, но мелодию улав¬ливаю и стараюсь ее воспроизводить на мандолине. А однажды мы трое — отец на скрипке, мать — на гитаре, я — на мандолине — сыграли в школе «Қамажай». Боже, какая буря восторга обрушилась на нас! Мы сразу и бесповоротно завоевали расположение аулчан. Красивы казахские песни. Жаль, что не понимаю слов. Но понимание скоро придет. Лица аулчан светлели, когда они пели. Глаза сияли. А ведь шла война, жили скудно, и радость была редкой гостьей.

... В аспирантуре мне попадется на глаза статья востоковеда и педагога А. Алекторова «Киргизская песня». И я удивлюсь, как зримо и точно воспроизвел он свои впечатления от слушания казахской песни и как это созвучно моим детским ощущениям.
«На дворе шумела буря, а я сидел в теплой зимовке и слушал пение. Певец расположился на бараньей шкуре и перебирал струны своей домбры-балалайки. Тихое дребезжание струн, легкий шелест приближающихся к певцу слушателей, его глухие, заунывные звуки настраи¬вали душу мою на особый лад. И сколько может быть поэзии в этой дикой песне, в этой дикой музыке! Я никогда не поверил бы, что на двухструнной, почти самодельной домбре можно извлекать такие нежные и приятные звуки, я не поверил бы, что его песня может гармонировать с бушующей природой, если бы сам не слышал этой дикой, за душу хватающей песни! Он пел. С певца катился пот, воодушевление росло, а слушатели все плотнее и плотнее сдвигались около него и в такт качали головами. Певец снял платок, вытер пот с лица и снова запел, вторя музы¬кальным переливам бушующего ветра, и не один вздох вылетал из груди слушателей, у которых, как говорится, начинали ходить нервы».
Очень верное описание песеннего торжества.
Тогда же я вычитал у Григория (Ахмет Байтурсынов говорил уважительно: Гереке) Потанина: «Слышу, как прекрасно поет казахское небо».
Увы, в наше время такое сказать уже сложнее...


   
   
Выделить сообщение
   
    Найман
18-04-08 13:04    
   
Белгер Герольд
Гармония духа. -М.: Русская книга, 2003. -288 с.
Переводчик, прозаик, публицист Герольд Бельгер (1934) родился в России, в семье поволжских немцев, однако с малых лет и поныне живет и трудится в Казахстане. Он вырос в казахском ауле, окончил казахскую среднюю школу, проникся казахской ментальностью, работая в сфере трех культур -казахской, немецкой и русской.
Духом казахов пронизано и все его творчество. В данный сборник Г Бельгера включены его очерки-эссе о духовном родстве и единстве разных культур, о перекличке исполинов Духа, о самобытности и богатстве казахского речестроя, о нравственных устоях казахского аула. В потоке вечной гармо¬нии автор настойчиво ищет и находит незыблемые основы духовного бытия.


КАЗАХСКОЕ СЛОВО

Тiл — көңiлдiң кiлтi

Язык— ключ к душе человека

Жақсы сөз — жарым ырыс.
Доброе слово — половина блага.
Казахская поговорка

Поводом для написания этих беглых заметок послужила давняя потребность поделиться с так называемым русскоязычным читателем своими многолетними наблюдениями о некоторых качествах, своеобразиях и достоинствах казахского речестроя.
Уже несколько лет не выходит у меня из головы одна, не очень приятная, встреча с эмиссаром из ЦК КПСС по фамилии Мищенко (а, может, Тищенко или даже Нищенко, точно уже не помню), который, прибыв по горячим следам декабрьских событий 1986 года из Москвы, пригласил меня на конфиденциальную беседу в ЦК КП Казахстана, чтобы я — как человек нейтральный {«ара ағайын») и имеющий определенные представления о казахском языке (как-никак переводчик казахской художественной прозы) — просве¬тил его по части лексического запаса казахов, так как накануне некий доморощенный «знаток» языка довери¬тельно сообщил ему, что казахский язык состоит всего из 200 слов (ни больше, ни меньше). Чувствовалось, что Мищенко (кстати, вел он себя как хозяин Казахстана) очень хотелось, чтобы я это авторитетно подтвердил: да, так и есть, казахский язык, о котором вдруг стали так обостренно и много говорить, состоит именно из 200 слов.

Я это утвердить не мог и тем самым не оправдал надежд и доверия высокого гостя. Более того, пустился, помимо воли, в длинные рассуждения о природе казахского языка, ссылался на суждения и авторитеты академиков Бартольда и Радлова, помянул и Янушкевича, обрушил на голову рассеянного слушателя поток примеров, и разочарованный, раздосадованный представитель-инспектор ЦК КПСС, оборвав меня и сдержанно поблагодарив, отправил восвояси.
Легенда (лживая и унизительная) о бедности и скудости казахского языка внедрялась в сознание общества десятилетиями (если не столетиями). Она пустила очень глубокие корни даже среди вполне порядочных, образованных, либеральных людей. Помню, как примерно в то же время один известный московский критик-литературовед, знаток европейских языков, в перерыве на одном из переводческих семинаров отвел меня в сторонку и поинтересовался: «Скажите, только честно, казахский язык действительно язык или скотоводческий диалект узбекского?»
Я растерялся от такого вопроса.
Позже ГДР-овский журналист, общительный бородач, за дружеским застольем без подвоха, совершенно искренне спросил: «Есть ли слово «любовь» у казахов и соответствует ли это понятие у них европейскому?»
И ты, Брут?!
От удивления я, выражаясь по-казахски, схватился за воротник.
Поистине: невежество — бич разума.
То, что досужее мнение, будто казахский язык скуден и беден, — ложь и кощунство — еще не главная беда. Главная беда в том, что в эту легенду со временем уверовала и значительная часть так называемых носителей языка, которые в сущности ими не были. Или не являются. Но которые эту легенду вольно или невольно, сознательно или несознательно всячески тиражировали.
Я всегда испытываю стыд и неловкость оттого, что иные казахи, по тем или иным причинам давно отлученные от этнических корней, от родного языка, с апломбом говорят о его скудности.

В последние пятнадцать лет (особенно!) языковая буря в Казахстане не утихает. Страсти бушуют повсеместно. Ищут виновных в бедственном положении языка. В печати теребят косноязычных мажилисменов и безъ¬языкое правительство. Ударяются в крайности. Раз¬облачают мнимых врагов и друг друга. Хватаются за палицу, которую поднять не в силах. Увесистые тумаки достаются нерадивым. От «манкуртов» летят клочья. В пылу спора незаслуженно достается и русскому языку — выразителю «имперского» зла. Случается, щипают и неведомых, но якобы вездесущих «масонов». Косяками рождаются беспомощные концепции и беззубые про¬граммы развития государственного языка. Пишутся серьезные и не очень статьи в защиту его (от кого? от чего?).
Все понятно. Все логично. Все объяснимо.
Сказать, что воз и ныне там, что реальных сдвигов нет, было бы неправильно. Несомненно, есть позитивные результаты. Свидетельствую: аура казахского языка заметно расширилась именно в последние годы. Все больше говорят на казахском языке. Все более конкретно заботятся о нем. Растет его востребованность.
И хотя все понимают: возрождение языка никак не произойдет в одночасье, нужны терпение, старание, условия, постоянные усилия, общественная, государ¬ственная, индивидуальная воля, нужна непроходящая, повседневная, взыскующая любовь к главному богатству народной души, все же сплошь и рядом, печатно и устно слышны нарекания, недовольства, ропот и отчаяние по поводу медленного, слишком медленного восстановления и развития родной речи. Казахи, на мой взгляд, вообще максималисты, им выдай сразу все и в полной мере: и независимость, и свободу, и достаток, и расцвет по всем параметрам. Казах предпочитает хотя бы один день быть бурой (верблюдом-самцом), чем тридцать дней атаном (кастрированным рабочим верблюдом).
Увы, так не бывает.
Казахскому языку лишь сравнительно недавно придан государственный статус, и, понятно, государственным в полном, желаемом смысле и объеме он пока не стал. Однако, если народ захочет, если народ, от мала до велика, в том заинтересован — станет.
Поэтесса и депутат Мажилиса Фариза Онгарсынова назвала его с болью «государственным сиротой». Она, может, и недалека от истины, и пафос ее заявления, полагаю, разделяет большинство ее сограждан, однако, главную вину сиротства следует искать, убежден, прежде всего в самих носителях этого языка или, точнее, среди тех, кто по этническому происхождению должен бы быть носителем. Российских немцев, развеянных по городам и весям империи в недобрые времена, сурово преследовали за то, что они «шпрехали» на родных диалектах. Казахов же на их земле, в их независимой стране, слава Аллаху, за стремление к родному языку не преследует никто. И об этом следовало бы помнить везде и всюду. «Империя», конечно, большое зло, но в национальной нерадивости она виновата лишь отчасти.
В силу своего воспитания и профессии литератора-переводчика, по своей определенной причастности к культуре коренных казахстанцев я давно и принципиально ратую за развитие и расцвет казахского языка, ибо глубоко сознаю, что он того достоин. Но смотрю на эту проблему более радужно, уверенный, что за последние годы заложен совсем неплохой фундамент для достижения вожделенной цели и полагаю, что если не упустить, не пригасить инерции возрождения, восстановления, то со временем, через, скажем, два-три десятилетия можно будет говорить о серьезных результатах на этом пути.
Не нужно только постоянно — извините — скулить, скорбеть, нудить, разводить вселенский плач, убиваться, сетовать, кого-то обвинять и проклинать, а методически, шаг за шагом, целеустремленно, изо дня в день, на всех уровнях добиваться желаемого. Абаевское кредо «ақырын жүріп, анық бас» («идя медленно, ступай уверенно») в этом случае весьма кстати. Для этого есть все основания и все возможности. О том, на мой взгляд, красноречиво свидетельствует недавно обнародованная «Государственная программа функционирования и развития языков на 2001-2010 годы». Главное достоинство этой программы в том, что она не ущемляет множества языков в Казахстане, а настроена на оказание поддержки казахскому языку, чтобы он мог в полной мере выполнять функции государственного.
Своими скромными разрозненными заметками, наблюдениями, замечаниями по поводу и без повода хочу также внести свой посильный вклад в решение этой сложной и ответственной проблемы.
Хочу поведать своим гипотетическим читателям о своем понятии, представлении, ощущении относительно особенностей и богатства казахского речестроя, надеясь, что это может быть интересно и для русскоязычных, и для тех, кто не совсем в ладу с родным языком.
Хотя я и вырос в казахской среде и живу в Казахстане 60(!)лет, но все же по происхождению являюсь российским немцем, то есть, в какой-то мере как бы наблюдателем со стороны, а со стороны, говорят, все виднее, человек со стороны, иного рода-племени, случается, подмечает то, что не всегда видит тот, кто повседневно варится в своем национальном казане.
Я не стану придавать своим запискам строго систе¬матический, научный вид, это не учебник, не пособие, не путеводитель, не «методичка», это именно записки, вольное изложение своих наблюдений, родившихся в течение многих лет. Нередко это — разрозненные заметки из записных книжек разных лет или пометы на полях прочитанных книг, и буду излагать свои наблюдения абсолютно вольно, как Бог на душу положит, а читатель вправе их читать, если охота, как ему заблагорассудится — с начала, с конца, соглашаться или оспаривать, дополнять и расширять их по мере своих познаний.
Словом, это непритязательная, вольная беседа с неравнодушным читателем.
И еще: я постараюсь быть лаконичным, дабы не утомить уважаемого собеседника. Известно: веревка хороша длинная, а речь — короткая.

   
   
Выделить сообщение
   
    Канат
http://www.КanatB.school17.ru/
01-04-08 15:51    
   
Вы понимаете, что все это пустой разговор. Надо действовать прямо сейчас, взять книгу и учить родной язык.

    Қазақ баласы

   
Позор, позор... Кому позор? Давайте перечислим..

Позор не тем кто не знает, а тем кто НЕ ХОЧЕТ знать.. Тем кто НЕ УЧИТ близких..
Позор родителям не обучающих своих детей. Позор работающим, что не внедряют в деловой оборот казах.язык. Позор на приветствие "Салеметсыз бе! отвечающим "Здраствуйте!". Позор тем, кто стесняется при людях др.нации говорить на родном..
Позор не требующим от знакомых владеющим каз.языком говорить на нём..

Сделайте это сегодня.. Бугін
Бір ауыз сөз айтайық... Мысалы: Мен қазақ баласы, мен отанымды сүйемың, мен өз тілімді құрметтеймың...

    Konak
   
Да , Обрез.
Почему-то заграницей казактар стараются на казахском обшаться, или хотя бы стараются уважение к родному языку проявлять. Живу давно в Европе, казахский из принципа выучил.
Раньше в Алматы смеялись над теми, кто русский не знал, сейчас мне иногда смешно, когда казахи говорят, я не знаю казахский и живут в Казахстане(((
тут у нас казахи есть, турецкие, все учат , фильмы смотрят, книги читают, у меня постоянно спрашивают.
Короче, позор, казактар, 16 лет как от русских не зависим, а рабская психология та же(((


   
   
Выделить сообщение
   
    аида
13-01-08 16:37    
   
а я всю жизнь живу в россии,казахский не знаю,так на уровне разговорного и то сама не говорю.но я хочу чтобы мои дети его знали,английский я знаю лучше,но мне важно для себя самой учить сейчас казахский,пусть я не поеду в кз.

   
    ОбРеЗ
16-11-07 00:18    
   
меня бесит то, что в Казахстане стало модно общаться на русском... оссбенно в Алмате и Астане... онизасоряют наш язык, много казахов в Казахстане которые не знают родного языка... я пол жизни прожил в Москве, и когда я начинаю общаться на казахском, они удивляются... в москве наоборот, казахи общаются на казахском, кто плохо знает или не знает, они учат язык...

   
    Памятник Абаю.
12-05-07 22:21    
   
Заглядывал в тему "национальные имена" страшно, скока народу не знающих значения даже собственного имени...
   
   

   
    Mr.First
10-05-07 18:22    
   
Арман,
абсолютно чистого языка не бывает, уж поверьте мне как филологу.
Только у изолированных племен Папуа Новой Гвинеи.
   
   
Выделить сообщение
   
    арман
Mr.First
09-05-07 11:31    
   
я за чистоту языка, если так дальше дело пойдет то казахский язык будет похож на русский с определенным акцентом
   
   
Выделить сообщение
   
    Кануя
08-05-07 23:53    
   
У меня есть желание, но нет возможности. Я родилась в Омске среди русских, имя мне дала моя русская бабушка. Язык не знаю, так как родители не говорили по казахски со мной. Муж тоже не знает, хоть и татарин (родился и вырос в Воркуте). Я бы хотела научиться, может кто подскажет как и где?
   
   
Выделить сообщение
   
    Mr.First
08-05-07 13:26    
   
арман

так это в любом языке есть иноизмы...

например фак в русском
   
   
Выделить сообщение
   
    Дилара
08-05-07 06:26    
   
Aral Sea, спасибо за поддержку, начала давно, но видимо уже не настолько молода, чтобы мои попытки окружающие воспринимали без улыбки. Да и с возрастом труднее учиться.
// "крутойсын ба?" - мне задали тут вопрос, а я "прикол айттым", "косякка кыркпеттым" =)

   
   
Выделить сообщение
   
    арман
Дилара
07-05-07 14:26    
   
да ты права, но даже в аулах иногда разговаривают так: "мен косякка кыркпеттым", "прикол айтты", "крутойсын ба"
   
   
Выделить сообщение
   
    Aral Sea
07-05-07 14:12    
   
Дилара,бросьте, у вас все впереди.
Было бы желание - приложение найдется.
У вас в генах язык- научитесь быстро, не беспокойтесь.

Начните сейчас.
Пока молоды.

   
   
Выделить сообщение
   
    Дилара
Aral Sea
07-05-07 10:50    
   
Иногда жалею что я не выросла в ауле. Все бы свои знания и навыки променяла бы на одно только свободное владение родным языком. Если бы Вы только знали, сколько уникальных возможностей я упустила только из-за своей неполноценности. Расплачиваюсь за все сполна. Кроме самой себя винить больше некого.
   
   
Выделить сообщение
   
    Aral Sea
06-05-07 20:20    
   
http://www.liter.kz/print.php?lan=russian&id=150&pub=1333

Интересная публикация как раз про эту тему.
   
   
Выделить сообщение
   
    Дилара
Казах_я
05-05-07 21:52    
   
Вот-вот, эту-то идею я и пытаюсь продвинуть! Мало просто говорить, надо еще и обучать тех кто должен знать казахский язык. Специальные сервисы даже для этого созданы. Ну и что, что там и учат преимущественно английский, ставший почти эсперанто, это еще не значит что там нет места другим языкам. На уровне чистого энтузиазма это может быть просто общение в скайп-подобных программах.
Тупо пиарю свою тему http://www.kazakh.ru/talk/mmess.phtml?idt=30634
Многим разрешают пользоваться скайпом на рабочем месте. И не говорите, что высокоскоростной интернет сейчас роскошь.
//кажется у меня крайний экстремизм по отношению к своему языку ;)
   
   
Выделить сообщение
   
    Казах_я
rkhabiev@yandex.ru
05-05-07 03:13    
   
Да написано много, больно становится аш за свой народ, короче казахи есть такая программа Paltalk messenger называется(чем-то похожа на яхуу или мсн) так вот очень интересный мессенджер это. Я там лазил по разным комнатам, есть и американские и русские и узбекские комнаты. и так получилось я зашел в комнату чеченскую (их там очень много). Вы представляете ни одной казахской комнаты в Палтоке (при численности жителей казахстана) гораздо превышающей малюсенькую Чечню и ее жителей.?!?!!?
Но речь не об этом. В этой комнате сидело около 30 чеченцев, около половины говорило там по микрофону друг с другом (там комнаты и в них конференц связь устраивают как по телефону). Так вот я поразился, практически русского языка там не притсутсвовало, кроме очень некотрых слов. Т.е хочу сказать хотя и чечня является субьектом Российской Федерации и хотя ее можно сказать захватила в свое время Россия и не дала ей свободу (кто из чеченов не согласен пусть возьмут атлас и посмотрят что чечня в России до сих пор) ее народ (Чеченский) все же сохранил свой язык. И все они говорят чисто на нем. И у них это круто и клево!!!
Вы представляете казахи??? посмотрите что творится у нас в стране, некоторые казахи (слабые очень) докатились до того, что сами начинают называть борхами тех людей которые чисто говорят по казахски. Куда катимся???
Возьмите в пример чеченов, у них позор если ты не говоришь на своем языке, позор если ты не передал свой язык потомкам, у них круто говорить на своем.
Сидя тогда в той комнате я уже собирался уходить! и одна девушка взяла микрофон и (повезло) сказала пару слов на русском. Она сказала до свидания братья и сестры мне уже пора идти а потом сказала не ссортесь, не ругайтесь, не забывайте в конечном счете, что вы НОХЧИ (т.е чечены). !!! КАЗАХИ вы когда-нибудь слышали, чтобы кто-нибудь из нас сказал пока до свиданья, не забывай!! что ты ---КАЗАХХХ !!! Я тоже не слышал. Я считаю, что все мы должны проникнутся любовью к собственному языку (вплоть до крайнего экстремизма по отношению к своему языку) и только тогда мы будем все на нем общатся и только тогда мы будем говорить друг другу Пока - не забывай что ты КАЗАХ или КАЗАШКА!!!

   
    Aral Sea
04-05-07 18:20    
   
Вообще кто не знает казахский к нам в Кызылорду, там и корейцы и русскияе лучше казахов шпарят на казахском.

А если серъезно, речт ведь не идет о знании, а о фунцкиональной ценности.
Вот я в Ате с племянниками говрю на русском - кто мне мешает говрить на казахском, просто я ( возможно я тоже шала т.к. заканчивал на русском школу) не могу передать все оттенки и смысловые нагрузки речи через казахский.
ПОлучается такой арго жаргон - русский и казахский - микс.
читсо говрим только с родителями, и то проскакивают русские слова.
ПРосто немного учитвая терминологию язык мало модернизировался - вот поэтому и м не можем вполную силу запустить маховик единоязычия.

Кто то сказал что за несколько лет языку можно научить слона.
Да - в превую очередь изучение.
А дальше...уже использование.
Толку нет от языка который ты знаешь но не используешь
Вот мы...казахоязычные- сорвеменные и многоязычные...со знанием инглиша современного рынка МБА и т.д.
сможем ли мы пройти МБА тот же на казахском?
сможем ли мы пройти основы бизнеса или другой современной той же например айти технологии на казахском?
Можем ли мы говрить что мы используем родную речь хотя бы как на ТВ - 50 на 50?
Мы как ТВ - в прайм тайм на работе русский а дальше казахский, и то не все...

Я не говрю кто виноват.. я говорю что делать?...

Говрить о пафосе родного языка можно говрить долго...
но что мы можем сделать в прагматичном отношении..
вот Азамат предлагает - латинизацию...
а что делать с багажом литературы на кирилице?

   
    Азамат
rythme4vies@yahoo.com

   
    Мамбет Колхоманский
   
   
Я признаю что Ислам в Казахстане отличается от Ислама в Афганистане,но все равно культура казахов и Ислам связаны неразрывно.Казах молящийся богородице и пускающий слезу при этом - это смешная картина.Конечно религия это личное дело каждого и появление одного- двух оригиналов ситуацию не изменит. Православный Х. конечно приукрасил действительность, сомневаюсь что можно полноценно думать на нескольких языках,хотя в голове у фанатиков бывает такая каша,что возможно всё. Христос воскресе. Так по вашему?
   

    Азамат-Православный Казах
rythme4vies@yahoo.com
04-04-07 23:54    
   
Если бы Казахский писался на латинской основе, а не кириллицей, то интерес казахов-русофонов к родному языку лишь повысился бы. Насколько удобнее читать казахские тексты латинскими буквами!
Категория: Мои файлы | Добавил: lenger | Теги: языки
Просмотров: 625 | Загрузок: 0 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Copyright MyCorp © 2020